ОБЗОР II ТУРА ОТ ЮЛИИ МАМОЧЕВОЙ

Обзор ВТОРОГО ТУРА от нашего друга — поэта и журналиста Юлии Мамочевой.

Итак… Разлука оказалась недолгой, а я на сей раз — более оперативной!😄 Точнее, решила писать обзор второго тура в режиме онлайн, не отходя, как говорится, от кассы. А вот он, кстати, и совсем начинается!

На сцене бессменный ведущий нашего (верю) бессмертного шоу Александр Антипов. Но совсем скоро на неё поднимутся наши сегодняшние конкурсанты. И детский отдел МДК на Новом Арбате их уже ждёт с содроганием сердца и прочих книжных полок.

И после непродолжительного приветствия от Влада Маленко и объявления судей (можно, я в этот раз не буду?😉) это, наконец, происходит. На сцену поднимается…

ВАДИМ ШЕВЯКОВ

Вместе со своим проклятым летом, желанием до него вымереть, а также динозаврами и Сартром в качестве рифм к «завтра».

А ещё с моей любимой рифмой «чаю-скучаю». Почему любимой? Потому что, услышав что-либо миллион раз (и рискуя услышать ещё столько же), я предпочитаю это полюбить: такая уж защитная реакция организма.

ДАНА КУРСКАЯ

Её лирическая героиня — святая баба, которая давится углеводами, и это свежо и смело.

А пыльный василёк, растущий за оградой, который — не тронь — он делает больно где-то глубоко внутри, слева. Так, что ёкает. Юр май харт, Господь, юр май сол, короче.

А ещё у неё есть рецепт того, как сплестись с вечностью, если захочешь схватить её за хвост.

ЭЛИНА ЧЕРНЕВА

Хорошо, что её живая артистичность не тает дымовой завесой, подобно герою её же стихотворения, и аналогичным образом не спотыкается об своё же тело. Такие вещи лично меня всегда радовали.

«Семечки-звёзды» её мне вкусны.

Разве что ускользание рифмы несколько озадачило — то есть, то нет. Но буду считать, что это приём.

ДМИТРИЙ ХАРЛАМОВ

Побеги травы через рёбра и позвонки в любовной лирике — это вполне себе годно. Особенно, когда полынь прорастает в такт, как у данного автора. А вот второй текст (между прочим, особо проанонсированный) как-то пролетел мимо.

Зато ангел-хранитель, закладывающий за воротник (со всеми вытекающими), представился мне живо и объёмно. Значит, действительно — большой шутник!

ЖЕНЯ ШАБАЕВА

В её Господа-Бога полевых цветов, молящихся голосов и много чего ещё я, кажется, верю. Снова полынь — люблю, когда вот так матрично перекликается — только у неё поёт в росе.

АЛЕКСАНДР КАФТАНОВ

Писать взахлёб — кажется избитым, но следом у него идёт мастерское «мазать тяжёлую мысль на хлеб». И ржавая боль от цепи, впивающейся в шею. И чай, как бомбардировка. И точёная спина той, что собирается взлететь в нарастающий туман. Действительно — бегут по коже, бегут мурашки, правильно всё написал.

ЕКАТЕРИНА ЯШНИКОВА

Свободы нет, говорит, только антресоль. Свобода — молчание кривых разбитых губ, говорит. А мне кажется, есть свобода, есть — как минимум, в том, как она читает свои тексты.

Кстати, второй, крайне злободневный — про бобра и прочую живность, ударившуюся в рифмачество, — прям-таки отсылает к произведениям самого Филатова. И, кстати, Влада Маленко.

ГРИГОРИЙ ГОРНОВ

Как-то мимо. Наверное, потому, что чрезвычайно неуверенное исполнение основательно заслонило смысл. А ведь Чёрная речка, текущая внутри лирического героя, — это очень, очень.

НАТАЛЬЯ МЕЩЕРОВА

Первый текст — «лучше ведьмой в костёр, чем сати обряд». То есть, неплох. Второй (литературно — весьма, увы, слабый) — поднимает важные социальные темы, в нём женщина-мать — лошадь, которая пашет зазря. А героиня говорит от лица всех нежеланных детей и называет себя главной сторонницей абортов. Третий текст — ванильная ваниль, подперчённая злобным пафосом. Что ж, жаль, очень жаль.

ВЯЧЕСЛАВ РЯЗАНЦЕВ

Деревенские мотивы и запах, щекочущий ноздрю. Бабушкины руки, пахнущие молоком. Маленькой домик под брезентовой рясой — вот это, кстати, класс!👍

Таракан, сидящий в немытой три дня сковородке, я полагаю, царапнул в районе предсердия не только меня. Впрочем, и сам текст, последовавший за, надо отметить, очень даже ничего.

ИТОГО?

Ну что… Вот и всё!

Дальше только результаты, которые объявят наверняка раньше, чем этот пост. К которому — непременно пишите комментарии. Можно — злые!

До новых и удивительных, милые люди, неравнодушные к современной поэзии. Доживём же до понедельника?

Ваш
Человек-катастрофа!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz
Назад