ШВЕДСКИЙ ТУПИК, 3

Марта Райцес

Драма 

Пьеса в одном действии

Действующие лица: 

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА — пара тридцатилетних, имеющая сходство кровных родственников, похоже обутая и одетая в удобные современные унисекс вещи.

САМОУБИЙЦА — увесистый труп мужчины предпенсионного возраста.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ — мужчина в форме со звучным голосом.

ПРОХОЖИЕ — разные люди с незапоминающимися лицами.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

На сцене МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА рядом шагают на месте. По бокам и сзади от них на видеопроекции меняются виды Москвы, создавая иллюзию передвижения пары по городу. Иногда сцену в разных направлениях пересекают ПРОХОЖИЕ.

МУЖЧИНА: Вчера я был на открытой лекции Книжныйгид.org в Музеоне, там анализировали причины, по которым книга Ларссона «Девушка с татуировкой дракона» и весь цикл в целом стали бестселлером, в том числе и в России. 

ЖЕНЩИНА: Когда это ты ходил туда?

МУЖЧИНА: В Музеоне была озвучена любопытная версия, только послушай. Ларссон отвечает на вопрос: как на самом деле живется в мире, в который мы все стремимся? Все хотят в Швецию. В высоко технологическую капиталистическую страну со значительными социальными пособиями. 

ЖЕНЩИНА: Где это было?

МУЖЧИНА: У населения Швеции — завидный уровень жизни. Но они все равно умирают. 

ЖЕНЩИНА: Мы зря не сходили на ретроспективу Абрамович. Твоя сестра звонила, сказала там был вагончик Фольксваген, ее и Улая. Я хотела бы в нем сфотографироваться. На память об их любви.

МУЖЧИНА: Гражданская жена Ларссона пыталась получить право написать официально 4 часть «Милениума» по его черновикам. Слушай, это очень интересно: они познакомились на марше против вьетнамской войны 18-летними. 

ЖЕНЩИНА: Они хотели пожениться, обойдя великую китайскую стену. Но пока готовились к перфомансу изменили концепцию. Обошли великую китайскую стену и расстались.

МУЖЧИНА: Ларссон не расставался с гражданской женой.

ЖЕНЩИНА: Улай и Марина разошлись, обойдя великую китайскую стену. Ты меня не слушаешь.

МУЖЧИНА: Какая глупость! Лишние усилия. 

ЖЕНЩИНА: А что ты готов сделать для расставания?

МУЖЧИНА: Давай обойдем Болотную площадь. Как-то грустно вспоминать. 

ЖЕНЩИНА: Мы там познакомились. 

МУЖЧИНА: Вот зачем человека перед посадкой в автозак бить о него головой? Меня не поймали. Но я чувствовал чужую боль. (Переведя дыхание). Я считаю, проблемы нашей страны в том, что мы не чувствуем боли друг друга.

ЖЕНЩИНА: Нет никакой боли. Посмотри на Москву. 

Нищий пошатывающийся ПРОХОЖИЙ не привлекает внимания МУЖЧИНЫ и ЖЕНЩИНЫ.

МУЖЧИНА: У меня есть боль.

ЖЕНЩИНА (слегка опираясь на спутника): Не спеши, ботинки натерли.

МУЖЧИНА: У нас с тобой одинаковые ботинки, ничего они не трут. 

ЖЕНЩИНА: Ты толстокожий.

МУЖЧИНА (продолжая держаться на еле заметном расстоянии): А ты у меня красивая.

ЖЕНЩИНА (встрепенувшись): А почему ты тогда на меня не смотришь? Я в мемуарах Шагала читала, что он впервые увидев Белу понял, что это его жена.

МУЖЧИНА: Наизусть знаю. (После молчания) …твои грустные брови, и уши с дырочками под серьги, и волосы, как у меня, прямые, и сосуды на ногах, и твои зеленые глаза.

ЖЕНЩИНА (холодно): У меня карие глаза, как у Ахматовой.

МУЖЧИНА: Это как посмотреть… На черно-белых фотографиях у всех карие глаза.

ЖЕНЩИНА: И посмотри. Посмотри мне в глаза.

МУЖЧИНА: Не порть наш общий выходной. Не так часто они у нас совпадают.

ЖЕНЩИНА (искренно): Прости, прости меня. 

МУЖЧИНА дружески сжимает ладонь ЖЕНЩИНЫ и тут же отдергивает свою руку.

МУЖЧИНА: Ну, хорошо.

ЖЕНЩИНА: А ты передо мной не извинишься?

МУЖЧИНА: За что?

ЖЕНЩИНА: Да, хоть за сосуды на ногах.

МУЖЧИНА: Ну, это же правда. 

ЖЕНЩИНА: У меня варикоз после родов!

МУЖЧИНА: При чем тут это? Все женщины рожают. Я говорил тебе, что нельзя так подолгу на ногах стоять. У женщин, которые чаще сидят, нормально все с ногами.

ЖЕНЩИНА: Я для тебя танцевала!

МУЖЧИНА: А видели все. Не надо было на стойку каждый раз лезть.

ЖЕНЩИНА: А что же ты не сошелся с какой-нибудь сидящей в углу скромницей?

МУЖЧИНА: Нет их в нашем поколении.

ЖЕНЩИНА: Извиняйся! (Не получив реакции). Извиняйся! А то я дальше не пойду.

МУЖЧИНА: Да, за что, ты мне объясни?

ЖЕНЩИНА: За то, что разлюбил.

МУЖЧИНА: Первая извиняйся.

ЖЕНЩИНА (растеряно): Я хотя бы не знаю, у кого какие ноги. Я помню как мама спрашивала меня: «Что он тебе может дать?».

МУЖЧИНА: Хочется грузинского лимонада. 

ЖЕНЩИНА: А я ответила: «Не знаю». (Припоминая). А мама спрашивает: «Ну, он бак твоей машины может заправить?».

МУЖЧИНА: У меня квартира в центре. Зачем здесь машина. Все нужное — рядом: барбершоп, чайная, магазин комиксов, зеленая лавка…

ЖЕНЩИНА: Что Барби?

МУЖЧИНА: Не знаю я, что Баби. Слушай, я говорю: «Все рядом: барбершоп, чайная, магазин комиксов, зеленая лавка». Ты взяла скидочную карту?

ЖЕНЩИНА: А мы разве в магазин вышли?

МУЖЧИНА: Значит забыла.

ЖЕНЩИНА: Извиняйся! А то я дальше не пойду.

МУЖЧИНА: Да, куда дальше? Куда уж дальше.

ЖЕНЩИНА (подумав): В Третьяковку, например. Там сейчас интересная выставка до 20-го числа.

МУЖЧИНА: Зайдем в лавку, может, продается грузинский лимонад. Карту скидочную дай. Как у Мандельштама в стихах про Грузию (мечтательно замолкает).

ЖЕНЩИНА: И как у Мандельштама?

МУЖЧИНА (шевеля губами, ища слова): Забыл.

ЖЕНЩИНА: А я забыла карту. И ничего она не дает. Всегда хотела тебе сказать: «Ничего не дают твои карты, ни банковские, ни «Постоянного клиента».

МУЖЧИНА: Слушай, что мы все об искусстве, и об искусстве… 

ЖЕНЩИНА: В Москве говорить об искусстве, это как о погоде. (После молчания). Зря я родила Соню.

МУЖЧИНА: Да забудь ты про эти вены на ногах! Ты 9 месяцев в году ходишь в колготках.

ЖЕНЩИНА: Будда намекал, что пора прекратить вращать Колесо Сансары.

МУЖЧИНА: Соня впервые нарисовала всю нашу семью.

ЖЕНЩИНА: Ага, себя по центру. А мы разделенные ей по бокам. 

МУЖЧИНА: Психолог в детском саде сказал, что это хорошо.

ЖЕНЩИНА: А сексолог сказал бы, что нам что-то мешает быть ближе.

МУЖЧИНА: Не будь Сони, мы могли бы гулять так чаще. 

ЖЕНЩИНА: Мы бы уже разошлись.

МУЖЧИНА: Да ничего бы мы не сделали. Ну, если бы ты изменила или я бы тебя ударил. 

ЖЕНЩИНА: Мы разлюбили друг друга.

МУЖЧИНА: Мы хорошо живем. Даже слишком.

ЖЕНЩИНА: Как-то по глупому мы ее назвали. Попалась статистика на днях. Самые популярные имена 2015, 2014, 2013 и 2012 года. София!

МУЖЧИНА: Сегодня в ленте фейсбука видел, что православные активисты называют презервативы мужским абортом. Я даже перепост не сделал. Сколько можно с них смеяться.

ЖЕНЩИНА: Мы стали похожи. 

МУЖЧИНА: Ты тоже не сделала перепост?

ЖЕНЩИНА: Мы стали похожи. И ты, и я не счастливы. 

МУЖЧИНА: По-моему, Бунин говорил, что его жена ему, как рука. А как можно любить собственную руку? Или там про ногу было…

ЖЕНЩИНА: Извиняйся! Или хоть ударь. Или ты можешь только цитировать кого-то по плохой памяти? 

МУЖЧИНА: Из Брюсова: «О, закрой свои бледные ноги!».

ЖЕНЩИНА: А дальше что? Забыл?

МУЖЧИНА: Это моностих. (Доставая электронную сигарету). Да, все у нас есть! Электронные сигареты появились, достойное изобретение человечества, барбершопы в конце-концов… Мой дед сам себе стриг бороду. Резался. 

ЖЕНЩИНА: А будущего нет. 

МУЖЧИНА: Ты это и месяц назад говорила. 

ЖЕНЩИНА: Когда это?

МУЖЧИНА: В прошлую нашу прогулку.

ЖЕНЩИНА: Это было 4 года назад, до рождения Сони. Врач сказал мне пить витамины и больше дышать свежим воздухом. 

МУЖЧИНА: Слушай, я же говорю, мы гуляли.

ЖЕНЩИНА: Мы вышли в аптеку. За витаминами.

На видеоленте многоэтажка с адресной доской «Шведский тупик, 3». Перед МУЖЧИНОЙ и ЖЕНЩИНОЙ падает тело САМОУБИЙЦЫ выбросившегося из окна. Изображение на видеоленте застывает. 

ЖЕНЩИНА вскрикивает. МУЖЧИНА закрывает глаза. 

Откуда-то с боков, спереди, сзади подходят люди. 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ (появляясь из толпы, приказно): Разойдитесь! Разойдитесь!

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА, как чужие, расходятся в разные стороны, покидая общую улицу. 

ПРОХОЖИЕ и ПОЛИЦЕЙСКИЙ не меняют поз, продолжая стоять вокруг САМОУБИЙЦЫ любопытным кольцом. 

КОНЕЦ


© Марта Райцес

Назад